ПАССАЖИР ЛЕТАЮЩЕЙ ТАРЕЛКИ

Александр БОГДАНЧИКОВ

Сценарий художественного фильма

104 минуты

 

Александр БОГДАНЧИКОВ

 

Действующие лица:

АЛЕКСАНДР — журналист, главный редактор журнал

ЯНА — журналист, сотрудница журнала

АНДРЕЙ — репортер зарубежной радиостанции

КУЗЬМИЧ МОЛОТКОВ — крестьянин из Красного Лога

СЕРГЕЙ ПОКОБЦЕВ — зам. гендиректора ТАСС

ФЛУ — инопланетянка

СТАРУХА

СКОРОПАД ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ — бывший корреспондент ТАСС

ВАНЯ — умерший сын Молоткова

ВОДИТЕЛЬ газика

ПИЛОТ истребителя

БАРЫНЯ покойница (без слов)

АНАТОЛИЙ ЮРЬЕВИЧ — профессор астрономии

ГИБЭДЭДЭШНИК ЗУЕВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ

МОЛОТКОВ СЕРГЕЙ, сын Кузьмича

Милиционеры, машинисты, прохожие.

 

Звездное небо. Безмолвное и холодное.

 

ЦИТАТА. ГОЛОС ДИКТОРА. «Мы имеем множество фактов, собранных достойными доверия людьми. Факты эти доказывают присутствие каких-то разумных существ, вмешивающихся в нашу жизнь».

Константин Циолковский.

 

Камера летит над полями и лесами. Опускается к деревеньке возле небольшого озера.

 

ТИТРЫ. Фильм основан на реальных событиях, произошедших в России. Названия населенных пунктов и фамилии действующих лиц изменены.

 

ТИТРЫ. Россия. Деревня Красный Лог.

 

В старой сельской хате с печи слезает, кряхтя, старичок. Это местный крестьянин, бывший скотник Александр Кузьмич Молотков. Подле печи суетится и ворчит старуха.

 

СТАРУХА. Всю жизню провалялся на печи! Ирод! Всю жизню с тобой мучюсь! Паразит!

КУЗЬМИЧ. Так… Эээ…

СТАРУХА. Вся чужая скотина на наш город бежит! Своей ничего еще до зимы не останется! А ты лежнем все дни напролет лежишь! Трутень!

КУЗЬМИЧ. Город, город! (Ударение на «род».) Дурья твоя башка! Правильно говорить за свою (передразнивает) жизню не научилась!

СТАРУХА. Ой, критику навел, хвилософ! Говорю правильно, по делу: вот изгородь наладишь, тогда у нас — огород-то и будет! Грамотей! Тебе посля трех классов со школы турнули?! Турнули! Так, что я супротив такого ученого — профессорша! Вот как!

 

Обиженные влажные глаза Кузьмича.

 

Вечереет. По вспаханному полю идет пожилой человек с веревкой и топором к ближайшей лесополосе. Это Александр Кузьмич Молотков.

Гремит гром. По полю пробегает странная гигантская тень. Кузьмич ее замечает, но продолжает движение. Ноги крестьянина вязнут в жирной земле, и он, выбившись из сил, становится на колени.

 

КУЗЬМИЧ (крупно лицо старика). Господи, милостивый! Богородица! Помогите рабу Божьему. Дайте сил!

Ведь надо срубить дубки для изгороди, а то чужая скотина затопчет урожай. Останемся без денег и пропитания. Помоги, Господи! Дай силы мне!

 

Странная тень еще раз обратила на себя внимание Кузьмича. Он поднял глаза в небо и обомлел…

Прямо над ним завис НЛО.

Кузьмич поднял руки вверх, как бы приветствуя корабль пришельцев.

Из НЛО в его сторону ударил яркий луч света. НЛО качнулся и завис возле посадок в нескольких сантиметрах от земли.

Кузьмич пошел на коленях к НЛО.

 

Камера, медленно покачиваясь, летит над землей. Внизу луга, леса, поля и реки. Впереди огромный город на берегу моря. Петербург.

 

ТИТРЫ. Невский проспект., 100. Редакция журнала.

 

Камера показывает обстановку кабинета. Мерцает монитор.

А на балконе, над потоком машин стоят двое. Яна и Александр.

 

ЯНА. Саша, а ты в самом деле ИХ видел тогда?!

АЛЕКСАНДР. Странно, что это ты спрашиваешь…

…Честно говоря, я и сам задаю себе тот же вопрос!

Я думал, что мир перевернется! ТАКОЕ увидеть!

И что?! Поговорили, поговорили и …забыли! Рано, стало быть, братьям нашим по разуму на Землю-матушку прилетать. Не готовы люди к контакту!

ЯНА. Но ведь прилетают же!

АЛЕКСАНДР. Нет вопросов! Для меня это объективная реальность. Кстати, признанная резолюцией Организации Объединенных Наций.

Да все наши правители об этом знают, только вид делают…

На вот, почитай (протягивает руку к шкафу, стоящему у двери на балкон, и безошибочно вытягивает из него прозрачную папку с текстом, но читает сам).

…Об инопланетной угрозе человечеству Михаил Горбачев на Московском форуме за безъядерный мир и выживание человечества в 1987 году. «Не стану оспаривать этой гипотезы, хотя тревожиться по этому поводу, пожалуй, преждевременно…»

 

В комнату тихо входит человек с репортерской сумкой через плечо. Коллега, радиорепортер Би-Би-Си Андрей. Подходит к работающему компьютеру, бьет по клавишам и говорит в микрофон таинственным металлическим голосом.

 

АНДРЕЙ. Земляне! Братья наши меньшие! Высший Разум Вселенной приветствует вас!

 

С балкона выглядывает Яна.

 

ЯНА. А… Эндрю пожаловал.

Мы сегодня интервью не раздаем. Даже твоей Би-Би-Си!

АНДРЕЙ. Какие мы гордые стали! А когда журнальчик свой открывали, ты, Яночка, просто летела ко мне в студию!

Я же вам такой промоушен осуществляю! Такую рекламу бесплатную делаю.

АЛЕКСАНДР (с балкона). Опять выпендриваешься, Андрей!

АНДРЕЙ. Ладно, шучу, шучу! Я к вам битых два часа добирался. Пробки. Повсюду пробки. ХХI век на дворе.

(Выглядывает на балкон.)

Вы не НЛО-шки ли здесь считаете?

ЯНА. Дрю, как в тебе уживается махровый скептицизм и уважение к нашему делу?

АНДРЕЙ. Мы же друзья все-таки!

А скептицизм оправдан, оправдан. Он друг объективности!

Вот пока сам не увижу ИХ…

ЯНА (перебивая). За ручку не поздороваешься… Не возьмешь интервью…

АНДРЕЙ. Спаси Господь. Боюсь я их!

АЛЕКСАНДР. Ага! Боишься?! Так, значит, они существуют! Нельзя же бояться того, чего нет!?

Раскололся наш Фома неверующий!

АНДРЕЙ (распаковывает репортерский магнитофон). Существуют не существуют, но боюсь их ужасно! Такое теперь происходит! Невероятно!

ЯНА (улыбаясь приветливо). Так ты к нам с материалом примчался?!

За что люблю тебя, Эндрю…

АНДРЕЙ (с вопросом в глазах). …Любишь?..

ЯНА (продолжает, похлопывая его по плечу). Не том смысле. Успокойся…

За объективность.

АНДРЕЙ. Вот времена настали, теперь все признают, что я объективный журналист, а не какой-то задрипанный репортеришко с вражеской радиостанции.

Не, ребята, в самом деле сенсация!

…Хотя как знать…

АЛЕКСАНДР (передразнивая). Пока сам не увидишь, своими глазами…

АНДРЕЙ. Короче, над Пулковом каждую ночь неопознанные летающие объекты появляются.

АЛЕКСАНДР. Да ну?! Неужели, рейсовые?! Ха-ха!

АНДРЕЙ. Погоди ты. Вот послушайте, братцы. (Кладет на стол магнитофон и включает запись.)

С МАГНИТОФОННОЙ ЛЕНТЫ (сбивчиво). Я их каждую ночь стал видеть. Все летают и летают, как пчелы… Гнездо, что ли, у них там?!

АЛЕКСАНДР (нажимает на кнопку «стоп» магнитофона, с юмором декламирует, почти поет). …Говорят, НЛО, и грешат на вино.

Спьяну что не увидишь на небе…

ЯНА. Эту песенку, помнишь, Эндрю, Наташка-заочница из Кинешмы сочинила? Ну, про бутылки пустые из-под портвейна, вылетающие из окон студенческой общаги. Помнишь?! На голову декана психофака еще попали!

АНДРЕЙ. Какие бутылки? Какого портвейна?!

ЯНА. Ясное дело какого — «Три семерки»! Не «Чинзано», конечно!

Забыл уже жизнь студенческую?!

АНДРЕЙ. Ну вас, ребята! Я же серьезно!

А вы мне про журфак! Про бутылки…

Вы скептики еще большие, чем я.

АЛЕКСАНДР. Старик, наше правило: доверяй, но проверяй!

Сам посуди, какие неопознанные летающие объекты будут суетиться над крупнейшим аэропортом мира?

ЯНА. Только спьяну!

АЛЕКСАНДР (констатируя). Только спьяну!

Только залив глаза. …Зеленые человечки. (Нашелся.) От «змия, зеленого» — они зеленые!

Представляешь братка по разуму, с сизым носом, с бутылочкой виски?!

АНДРЕЙ (смеется). «Три семерки»!

А что?!

Сами же рассказывали, как ваш дедулька-читатель, Кузьмич, даже икрой на борту НЛО угощался. Значит, и наше, человеческое, им не чуждо?!

Кстати, как он там? Вот с кем хотелось бы поговорить. Потрясающий дед!

Я, когда в прошлый раз встретил его у вас, просто обалдел. Три класса образования у крестьянина, а рассуждает, как масштабный ученый.

АЛЕКСАНДР. Я ему почему-то верю. Сразу же поверил.

ЯНА. Ладно, парни, давайте Андрюшину запись дослушаем, хорошо?!

АНДРЕЙ (застеснялся). Не надо. И в правду, — туфта. Про Пулково я, честно говоря, не подумал. Там самолеты, как пчелиный рой.

ЯНА (мечтательно). Все-таки как хочется верить, ребята.

Я с самого детства чувствую, знаю даже (уточняет) …интуитивно, конечно, что мы не одиноки во Вселенной. И что еще при нашей жизни произойдет так называемый контакт с Внеземным Разумом.

 

Камера показывает обстановку кабинета. Плакаты на стенах на уфологическую тематику, книги, какие-то странные предметы и оборудование.

 

АЛЕКСАНДР. Яна, так ты полагаешь, что контакта как такового еще не случилось? Разве Мажестик, Розуэл, Зона-51, показания тысяч очевидцев — все это разговоры? А Марина Попович?! Мы же сами встречались с ней! А как же наш Кузьмич Молотков из Красного Лога?

ЯНА. Понимаете, друзья, я как-то это по-другому представляю.

Огромное поле или городская площадь. Все торжественно, значимо… Официальный контакт…

АЛЕКСАНДР (перебивая). …Духовой оркестр… И космический корабль пришельцев висит, запутавшись в проводах.

И что значит — «официальный»? Что, с нашим Кузьмичом они неофициально встречались? Инопланетяне даже представились ему. Для него это вполне торжественно и значимо было. Документы, что ли, они должны предъявлять? Или грамоты верительные?! Кому?!

АНДРЕЙ. Мне кажется, случись такое, что посланцы иного разума приземлились бы на лужайке перед Академией наук, наши академики все равно бы не поверили.

ЯНА (с энтузиазмом). Им?

АЛЕКСАНДР (у компьютера рассматривая сайт в Интернете). Господи прости, себе даже!

Я вообще-то уважаю только исследователей. Многих ученых можно назвать лишь «так называемыми учеными». Но, к сожалению, эта терминология и их оружие в войне против уфологов.

АНДРЕЙ. Ой, знаете, ребята, что я сейчас подумал: они же за нами наблюдают!

АЛЕКСАНДР (хохмит, стучит по столу, заговорщицки оглядываясь). Товарищ полковник, чашечку кофе.

АНДРЕЙ. Кто про что!

ЯНА. Конечно, наблюдают! Еще как наблюдают!

Слова не скажи!

АНДРЕЙ. Нет, все-таки интересно! Инопланетяне, владея такими высочайшими технологиями, раз сюда прилететь сумели, наверное, преспокойненько смотрят земное телевидение.

ЯНА (улыбается). И… слушают твое радио!

АЛЕКСАНДР (продолжает). Читают наш журнал!

АНДРЕЙ. Я серьезно!

АЛЕКСАНДР. Интересно, интересно! И?..

ЯНА (нашлась). А что, если?!.

АНДРЕЙ. Обратиться к ним напрямую.

ЯНА. Через журнал. Что толку им какие-то кодированные сигналы посылать, раз они рядом?!

АЛЕКСАНДР. Во всяком случае, потрясающая рекламная акция.

 

С энтузиазмом открывает в своем компьютере программу редактирования Word.

 

Трое садятся у компьютера, сочиняют текст, перебивая друг друга. Потом читают вслух с монитора.

«ВЫХОДИМ НА КОНТАКТ!

(Во время чтения этого манифеста на экране — документальные съемки НЛО, фотографии пришельцев, фото радиотелескопов, послания Землян в космос, кадры из космоса.)

 

...В то время как человечество на протяжении вот уже многих лет запускает межзвездные зонды с посланиями, передает зашифрованные радио- и лазерные сигналы в глубокий космос в надежде получить ответ, мы все больше и больше склоняемся к мысли: иcкать нужно ближе. Противоречивость сообщений об НЛО и невозможность проверить достоверность каждого из них подтолкнули нас к необычному шагу, который мы предпринимаем не только впервые в стране, но и, возможно, в мире. Наверное, наша акция покажется кому-то наивной или обреченной на провал. Но если можно врачевать по телевизору, то почему нельзя передать послание с помощью печатных знаков! Итак ...

Мы обращаемся к вам, представители иных миров. Если вы действительно здесь, на Земле, или в околоземном пространстве, сообщите о себе, дайте знак, чтобы мы убедились: вы существуете. Мы готовы к контакту в любой форме, гарантирующей безопасность жителей Земли.

ПРИШЕЛЬЦЫ, ВЫ СЛЫШИТЕ НАС?!»

(Кадры Земли из ближнего космоса.)

 

ЯНА. Невероятно! Такого еще не было!

АЛЕКСАНДР. Вечно мы что-нибудь да придумываем! Эдакое!

АНДРЕЙ. А что, наш эксперимент впечатляет!

ЯНА. Интересно, долго ли ждать?

АЛЕКСАНДР. Всю жизнь или один час!..

Вполне может статься, ребята, что в прилетающих к нам кораблях нет разумных существ: расстояния слишком велики! И что в качестве пассажиров летающих тарелок — Нечто — запрограммированные роботы или даже сгустки энергии, которые только собирают и накапливают информацию. Им просто незачем с кем бы то ни было контактировать.

Все переглянулись.

 

АНДРЕЙ. Так кого же мы пригласили?

 

Александр делает недоуменную гримасу.

 

ЯНА. Будем надеяться на лучшее и ждать…

 

По ночному Невскому медленно движется поток огней от автомобильных фар.

 

ТИТРЫ. Прошло две недели.

 

Редакция журнала. Звонит телефон. Александр поднимает трубку.

 

ГОЛОС АНДРЕЯ. Привет коллегам! Ну что, тихо?

АЛЕКСАНДР. Тише не бывает. Место и время встречи мы же не указали. Вот куда им, инопланетянам, скажи на милость, прилетать? А? Как узнать? Может быть, уже щи с кем-нибудь и хлебают.

 

Лицо Андрея.

 

АНДРЕЙ (из своего кабинета. Вокруг него собрались сослуживцы). Слушай, тут такой анекдот рассказали…

Сидит мужичок дома, телек смотрит. Вдруг потолок разверзается, оттуда тарелка летающая. Выходит инопланетянин — шесть ножек, шесть ручек, на шее огромный алмаз на золотой цепи.

Мужик оторопел, но спрашивает: «Ты, мол, откуда, почему у тебя шесть рук и ног?

А тот: «С другой планеты! У нас по шесть ног и шесть рук, чтобы все успевать».

Мужик: «А алмазы такие тоже у всех?»

Инопланетянин: «Нет, только у евреев!»

Ха-ха!

 

АЛЕКСАНДР. Андрюха, где ты их берешь, такие?

Сочиняешь, наверное? Признавайся!

 

Звонит телефон в редакции. Трубку берет Яна.

 

ГОЛОС В ТРУБКЕ. Алло! Редакция?

Чего вы сидите? Ищете, наверное, про что бы написать, мучаетесь! А к нам каждый вечер летающая тарелка прилетает. И сейчас, вон она, прямо перед нами висит! Словно ожидает чего-то!

 

Яна переключает на громкую связь. Подходит Александр.

 

ТИТРЫ. Диспетчерская железнодорожной станции Ш